Yura_Kulikov
Первые тревожные вести стали приходить около трёх месяцев назад из северной провинции Власница. Сотни заявлений, поступивших в полицейский участок города Страмтор утром 16 августа, поначалу казались офицерам масштабным розыгрышем. Никто из офицеров полиции и городской администрации не воспринимал всерьёз фантастические рассказы о «чертовщине», творящейся на окраинах города. Однако уже к вечеру 17 августа стало не до шуток: на улицах Страмтора раздавались выстрелы, большая часть города была охвачена пожарами, которые никто не тушил. Поступавшая информация была крайне противоречивой. Что стало причиной массовых беспорядков было неясно. Сообщалось о мародёрстве, многочисленных убийствах, поджогах, массовых самоубийствах и даже случаях каннибализма.
18 августа в Страмтор были направлены подразделения внутренних войск. Но взять ситуацию под контроль не удалось. Необъяснимые беспорядки охватили большую часть сельскохозяйственной провинции Власница. Первая версия прессы об утечке большого количества психотропных веществ с химического предприятия не подтвердилась — в провинции Власница просто нет крупных химических предприятий. Никаких токсических веществ в воздухе также не удалось обнаружить. Основной версией, объясняющей происходящее, стало появление неизвестного заразного заболевания, вызывающего расстройство психики. В соседней провинции Гроцкия были приняты строжайшие карантинные меры, толпы полубезумных беженцев из Власницы помещались в психиатрические лечебницы и временные лагеря под присмотром санитарных служб, принимались все усилия, чтобы не дать распространиться предполагаемой инфекции. Войска регулярной армии были выставлены на границе Власницы и Гроцкии для поддержания карантина. В Гроцкии были созданы центры по изучению «феномена Власницы», которые должны были в скором времени окончательно прояснить ситуацию. Телевидение, радио и серьёзные газеты сообщали об остановке эпидемии неизвестного заболевания, «жёлтая пресса» писала о необъяснимой чертовщине, творящейся в охваченной хаосом Власнице, а уличные проповедники кричали о начинающемся конце света, описанном в Священном Писании.
Но карантинные меры помогали не долго. Спустя всего неделю Гроцкия была охвачена беспорядками, причём эпицентры вспышек «безумия» не всегда совпадали с местами расселения беженцев. Вирус или какой-либо другой материальный возбудитель болезни выявить не удалось. Армейские части, облачённые в костюмы химической защиты и противогазы, отступали к граничащим с Гроцкией провинциям Иджия и Драгаш, где усиленными темпами возводились новые карантинные заслоны. Беженцы не эвакуировались. Гражданскому населению было приказано оставаться в своих домах и ни при каких обстоятельствах не пересекать административных границ провинций. Международный Совет предотвращения эпидемий запретил все пассажирские перелёты и любое морское пассажирское сообщение с Веконом. Верховный Совет Векона, с одобрения герцога Константина Третьего, почти единогласно проголосовал за введение в стране чрезвычайного положения. Провинции Власница и Гроцкия были объявлены заражёнными зонами. Никакие беженцы из данных провинций не принимались, солдаты получили приказ открывать огонь на поражение по любому, кто попытается приблизиться к карантинному периметру. Военные корабли, получившие приказ топить любые суда и лодки, дежурили вокруг берегов Власницы и Гроцкии. Верховный Совет, с одобрения герцога Константина Третьего, издал указ, запрещающий любое освещение в средствах массовой информации событий, связанных с происшествиями в Гроцкии и Власнице. Государственные теле и радиоканалы и все печатные издания хранили полное молчание. «Независимые» газеты лишались лицензий, а кричащих о конце света проповедников люди в белых халатах хватали прямо на улицах и увозили в психические лечебницы закрытого типа.
Прошло около месяца «информационного безмолвия». Паника в южных провинциях постепенно утихала. Никаких вестей из карантинной зоны не поступало. Только 20 октября по государственному телеканалу было сообщено, что гвардейские части перебрасываются по железной дороге в Гроцкию для восстановления порядка на железнодорожных станциях. Никаких подробностей не сообщалось. По Брезне ползли слухи о переполненных закрытых психологических лечебницах. 25 октября Секретарь Верховного Совета Векона выступил с обращением к гражданам, в котором заверил, что контроль над основными железнодорожными станциями и железнодорожными путями в заражённой зоне восстановлен. 27 октября было объявлено о создании Специальной Комиссии, наделённой огромными полномочиями, в которую войдут эксперты по самым различным отраслям науки, в том числе, так называемой, «нетрадиционной». Комиссии будет поручено отправиться в карантинную зону для установления причин эпидемии и разработать стратегию по устранению последствий необъяснимого феномена.